Видеоролики как объекты авторского права в деле А24-1669/2013

Достаточно интересное дело А24-1669/2013 о критериях для признания видеороликов объектами авторского права получило своё продолжение. После направления дела на новое рассмотрение Судом по интеллектуальным правам, АС Камчатского края, наконец, признал видеофрагменты объектами авторского права и взыскал с нарушителя 200 тысяч рублей компенсации за нарушение исключительных авторских прав. Однако особый интерес представляют критерии, согласно которым эти произведения, в конце концов, были признаны таковыми, а их незаконное использование - нарушением авторских прав.

Суть спора: истец ИП Микаелов С.Н. обратился в Арбитражный суд Камчатского края с иском к ООО "Редакция информационного агентства "Норд-Ост Информ" о признании исключительных авторских прав на видеокадры, отснятые в районе вулкана Толбачик и продемонстрированные в эфире телекомпании «Причал», об обязании ответчика прекратить использование и распространение данных видеоматериалов, а также о взыскании 500 000 руб., из них: 300 000 руб. компенсации за нарушение исключительных авторских прав и 200 000 руб. компенсации морального вреда за присвоение чужого интеллектуального труда.

В ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции, Арбитражный суд Камчатского края пришёл к удивительным выводам:

... доказательств, что при производстве указанных видеозаписей ИП Микаелов С.Н. заранее планировал сюжет, создавал сценарий, а также использовались элементы постановки события, творческий способ или прием фиксации изображения, то есть события, отображенные на видеозаписях были созданы творческим трудом истца и могли быть отнесены к произведениям искусства в материалы дела не представлено. Таким образом, оценив представленные в материалы дела доказательства, суд приходит к выводу, что представленные истцом видеозаписи (четыре не связанных между собой видеокадра) являются обычной фиксацией природного явления- извержения вулкана, и профессиональной деятельности ученых – геологов, т.е. не являются оригинальными и основаны на общеизвестных фактах (извержение вулканов и профессиональной деятельности отдельной категории работников). При этом, в данном случае, уникальность состоит не в отснятых истцом кадрах как таковых, а в уникальном явлении природы – извержении вулкана. Таким образом, сами по себе отдельные видеофайлы, отражающие происходящие вокруг события, не отвечает критериям новизны, уникальности или оригинальности. С учетом изложенного, суд приходит к выводу, что отснятые истцом видеокадры не являются результатом творческого труда по подбору и расположению видеоматериала, не носят оригинальности, уникальности, неповторимости и, соответственно, не могут быть признаны объектом авторского права в соответствии с пунктом 1 статьи 1255 Гражданского Кодекса РФ.

Таким образом, суд полностью отверг правовой подход, установленный в п. 29 Постановления ВС РФ №5, ВАС РФ № 29 от 26.03.2009:

Необходимо также иметь в виду, что само по себе отсутствие новизны, уникальности и (или) оригинальности результата интеллектуальной деятельности не может свидетельствовать о том, что такой результат создан не творческим трудом и, следовательно, не является объектом авторского права.
Иными словами, ключевыми аспектами признания произведения таковым является, в соответствии с положениями ст. 1259 ГК РФ, остаются объективная форма и творческий характер. При этом новизна, уникальность или оригинальность не могут являться основными критериями определения объекта авторского права, поскольку ГК РФ не содержит условия соответствия этим критериям для объектов авторского права.

Арбитражный суд апелляционной инстанции традиционно оставил решение АС Камчатского края в силе, при этом процитировав указанный пункт Постановления только в "удобной" для вынесения подобного судебного акта части:

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 28 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26.03.2009 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" при анализе вопроса о том, является ли конкретный результат объектом авторского права, судам следует учитывать, что по смыслу статей 1228, 1257 и 1259 ГК РФ в их взаимосвязи таковым является только тот результат, который создан творческим трудом. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что видеоматериалы, отснятые истцом, не являются объектом защиты авторских прав, поскольку являются обычной фиксацией природного явления и обычной профессиональной деятельности ученых. При производстве указанных видеозаписей ИП Микаелов С.Н. заранее не планировал сюжет, не создавал сценарий, а также не использовал элементы постановки события, творческий способ или прием фиксации изображения. (...) события, отображенные на видеозаписях не были созданы творческим трудом истца, в связи с чем они не могут быть отнесены к произведениям искусства. Отдельные видеофайлы, снятые истцом и отражающие происходящие вокруг природного явления, не отвечает критериям новизны, уникальности или оригинальности.
И опять же, 5 Арбитражный апелляционный суд ссылается на не предусмотренные для объектов авторского права критерии новизны, уникальности, оригинальности. Руководствуясь таким (ошибочным по нашему мнению) подходом, с некоторым преувеличением можно признать создание музыки - "обычной профессиональной деятельностью композиторов". Разумеется, только лишь в целях демонстрации абсурдности такого подхода.

Суд по интеллектуальным правам, однако, расставил всё по своим местам. Отменяя решение суда первой инстанции и постановление апелляции, Суд указал:

Однако суд кассационной инстанции приходит к выводу, что процесс создания любой фотографии или видеозаписи является творческой деятельностью, поскольку представляет собой фиксацию с помощью технических средств различных отражений постоянно изменяющейся действительности. Согласно статье 1259 ГК РФ объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения. Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит определения таких понятий как "результат творческой деятельности" и "произведение". Однако, исходя из общепринятого понимания под творчеством имеется в виду интеллектуальная деятельность, результатом которой является создание интеллектуального продукта, ранее не известного. Таким образом, произведение, созданное творческим трудом, обладает такими признаками как новизна и оригинальность. (...) Доводы судов о том, что спорные видеокадры, отснятые истцом в экстремальных условиях в непосредственной близости от жерла вулкана, то есть в обстановке, исключающей нахождение иных лиц, не являются результатом творческого труда по подбору и расположению видеоматериала, не носят оригинальности, уникальности, неповторимости и, соответственно, не могут быть признаны обьектом авторского права в соответствии с пунктом 1 статьи 1255 ГК РФ носят декларативный и ничем не обоснованный характер.

Мы не можем однозначно согласиться с Судом по интеллектуальным правам, что процесс создания любой фотографии или видеозаписи всегда является творческой деятельностью, поскольку при таком подходе объектами авторского права будут считаться все видеозаписи с камер наблюдения, статично стоящих видеорегистраторов. Тем не менее, СИП высказал несколько интересных признаков, которые по мнению Суда, являются критериями такой оценки: выбор экспозиции, размещение объекта фотоснимка в пространстве, выбор собственной позиции для совершения фотосъемки, установка света и/или адаптация своего местонахождения и места нахождения объекта фотосъемки под имеющееся освещение, подбор световых фильтров для объектива, выстановка выдержки затвора, настройка диафрагмы, настройка резкости кадра, проявление фотопленки (для пленочных фотоаппаратов), проявление фотографий (для пленочных фотоаппаратов), обработка полученного изображения при помощи специальных компьютерных программ (для цифровых фотоаппаратов). И отдельно следует упомянуть, что Суд отметил такие усилия автора по созданию произведения, как целенаправленное нахождение в непосредственной близости от места повышенной опасности, что подразумевает определённый риск для жизни. Представляется, что в данном случае можно говорить о правовом подходе, который отражён в доктрине "sweat of the brow".